Евгений Хамин: «Бизнес — это созидательный протест с разрывом коры головного мозга»

Организаторы воронежской Премии им. В.Г. Столля дали возможность нескольким молодым предпринимателям получить несколько очень нужных советов, ответы на главные волнующие их вопросы и просто пропитаться энергетикой уже состоявшегося бизнесмена. В рамках Премии им. Столля в ресторане «Гармошка»  состоялся менторский завтрак с членом Гражданского собрания «Лидер», главой Группы компаний – Евгением Хаминым. Он рассказал, почему не нужно бояться ошибок, можно ли и нужно ли работать без выходных и почему бизнес – это вынос коры головного мозга, но это нормально.

DSC_1950


Участники делового завтрака:

  • Евгений Хамин – глава Группы компаний
  • Евгений Тырнов – Студия братьев Тырновых, участник кейс-сессии
  • Ирина Десятова – победитель бизнес-игры «Реалити»
  • Сергей Пошвин – «Усадьба-Парк», участник кейс-сессии
  • Наталья Жилякова – Школа авторов глянца

О глобальном

Вдохновение – это довольно локальная, перманентная тема. Есть более генеральные посылы. Ничто большое не создается без глобальных желаний, мечты — надо хотеть и уметь «замечтать». К примеру, желать, чтобы Воронеж был одним из лучших городов страны — в тройке, в пятерке лучших – не важно. Главное – одним из лучших. При этом нужно иметь способность отбиться от «маниловщины». Управление любым предприятием без миссии невозможно. И мне хотелось бы влиять в лучшую сторону вместе с большим количеством жителей на то, что происходит в нашем любимом городе. Конечно, это желание приходит не сразу, и нельзя сказать, что 23 года назад, начав заниматься бизнесом, я поставил себе такую цель. Однако понимание, что не все складывается в обществе правильно, особенно, что касается образа жизни граждан, уже тогда было. И когда мы начинали заниматься фитнесом, то осознавали, что, как ни странным на первый взгляд это может показаться, — бизнес – это своего рода «созидательный протест», некое отстраивание от общепринятой точки зрения. Чтобы что-то создать, надо от чего-то отстроиться. Как правило, от тех привычек, которые существуют, а встраиваться надо в общечеловеческие правила, ценности. Тогда принято было в своем большинстве время проводить определенным образом (отнюдь не здоровым), мы сказали, что нет – надо делать по-другому.

Отмечу, что слово «протест» без слова «созидательный» в данном контексте не употребляется. Легкое предпринимательское бунтарство никто не отменял. Например, как создать проект в чистом поле с 4 тыс. рабочих мест и 1 млрд налогов в год? Никто в это изначально не верил.
Проехав по городу, за 30 минут все становится понятно, что не так. Многое нас не устраивает. И далеко не в плане деятельности власти. Большинство из нас привыкло, что власть должна за нас же все сделать. Одна сделает – другая нет. Поэтому больше должно зависеть от населения, а не от власти. Ведь не власть окурки из окон машин бросает. Надо себя к этому приучать, на это настраивать, что роль власти с каждым годом (так и должно быть — так будет развиваться наша жизнь, гражданское общество, экономика, страна) с точки зрения наведения порядка, например, управления жилищным фондом, в целом – влияния на жизнь людей, будет становиться все меньше и меньше. Потому что власть – это население.

Легкое предпринимательское бунтарство никто не отменял. Например, как создать проект в чистом поле с 4 тыс. рабочих мест и 1 млрд налогов в год? Никто в это изначально не верил.

О цене успеха

Я учился в Ленинградской военно-медицинской академии, где занимался на кафедре термических поражений — трудной кафедре. Для того чтобы в этом деле добиться успеха, нужно было шесть лет учиться на отлично, все эти шесть лет практически все свободное время находиться в академии и делать то, что тебе поручат, причем иногда даже неинтересную, механическую работу; заниматься ночами, в субботу, в воскресенье и периодически в отпускное время.

Понятно, что можно было делать принципиально меньше – учись себе на хорошо, старайся… И традиционная среднестатистическая карьера тебе гарантирована.

Но у нас, у молодых людей, был выбор, самовыбор — если хочешь сделать научную, организаторскую карьеру, жить в большом городе, и в целом обеспечить себе личностный успех, состояться, к примеру, как ученый, то надо было учиться и впоследствии работать по-другому – с максимальным напряжением и самоотдачей.

Что дальше — если сделал такой выбор? Закончил, уехал подальше, в лучшем случае через три года вернулся в Санкт-Петербург. До 45 лет — минимальная зарплата, 10-часовой рабочий день, включая субботы. В 45 лет опять же в лучшем случае — признание успехов в науке, немного короче рабочий день, есть квартира (а до этого — общежитие), полученная от государства, до которой от работы добираться час-два.

Так вот, чтобы достичь личностного успеха, сделать карьеру, жить в большом городе, иметь какие-то материальные блага, люди по 15-25 лет увлеченно отдавались делу. Конечно, в первую очередь не ради этого, но материальную составляющую нашей жизни тоже никто не отменял.

Часто профессора набирали себе учеников после лекций – да, к ним выстраивалась очередь, но брали далеко не всех.

Это все к чему говорю? Я не наблюдаю сейчас, что молодые талантливые люди – причем не в 20-23 года, а старше – и в 27, и в 33 года, уже имея за спиной и опыт, и знания, хотят воспользоваться представляющимися возможностями, например, в бизнесе – найти себе предприятие, где приложив максимальные силы к самореализации, можно стать его лидером, партнером, найти себе в том числе предприятие-наставника.

Набор тех опций, достижений (стабильность, признание, самореализация), которые в те времена зарабатывались десятилетиями, сегодня можно заработать быстрее и в дополнение к этому со временем стать весьма обеспеченным человеком – правда, усилий прикладывать надо не меньше, чем в науке – нужно также серьезно, глубоко, системно, творчески и креативно этим заниматься.

Поэтому, акцентирую на этом внимание — одной из таких возможностей, вероятно, основной из них, является реализация себя в крупной компании, в качестве специалиста, руководителя, топ-менеджера, предпринимателя, партнера. Это может быть и работа в компании, и оказание качественных, востребованных услуг на аутсорсинге.

Сегодня руководство многих компаний уже прошло довольно большой и динамичный путь, и им нужны современные люди с новым, инновационным взглядом на окружающий мир, на бизнес. Я думаю, многие ищут таких людей, которые через 10-15 лет будут мной, Чернушкиным, Послухаевым, Соловьевым, Чуйко и другими, но на другом качественном уровне.

DSC_1957

О напряжении

Не стоит ожидать, что какие-то большие дела и в бизнесе или, например, в муниципальном управлении будут сделаны без сверхусилий и сверхнапряжения. Напряжение не отпустит, если есть желание что-то делать масштабнее, качественнее, интереснее. Будут проблемы и разочарования, но если вы их все преодолеете, будет успех. Лучше так настроиться и прикладывать усилия, а если будет легче, то пусть это станет маленьким бонусом.

О развитии

Тогда, в конце девяностых, мы сами (в стране) вообще ничего не производили. Все покупалось за границей, от оборудования до отделочных материалов. Сегодня, конечно, многое изменилось в лучшую сторону, но что касается спортоборудования (к примеру, качественных тренажеров) – здесь позитивных сдвигов пока нет. Тогда наша сеть фитнес-клубов шла к тому, чтобы стать самой масштабной в России (в 2000 году фитнес-клуб «Триэль» был признан самым массовым среди российских фитнес-клубов, завоевав кубок «Лучший фитнес-клуб России» — прим. ред.).

Доллар тогда стоил около 6 рублей, но пришел кризис 1998-го, и за год доллар вырос до 28. Запустить новый фитнес-клуб было просто невозможно, он ни за что не окупился бы, потому что бюджет его открытия вырос в четыре раза. Пришло понимание того, что надо создавать что-то комплексное, глобальное и более устойчивое. В нашей собственности были также магазины «Планета спорт» и предприятия общественного питания, в том числе комплекс Discovery, параллельно мы занимались строительством.

Интересный момент – в то время я был сособственником «Дома быта» и предлагал программу реконструкции этого объекта – а именно сделать первый концептуальный многофункциональный центр с офисной и торговой инфраструктурой. Но мои партнеры в этот проект не поверили или руководствовались сиюминутными интересами, а ведь он мог стать украшением нашего города, его первым цивилизованным объектом в области коммерческой недвижимости. Всем известно, что и по сей день он находится не в лучшем своем виде.

И тогда, в качестве альтернативы, мы решили приобрести участок в северном микрорайоне, на котором много лет находилось незавершенное строительство с унылым видом (на площади 20 000 кв.м. и высотой с двенадцатиэтажный дом) и грязный пустырь на стратегически интересном месте. Знакомство каждого въезжающего в наш город (тогда еще не было Сити-парка «Град) начиналось с этой безжизненной громадины. Разбитые дороги, разваленный транспорт и такой въезд говорили уже обо всем. В 2007 году на этом месте мы открыли первый в Воронеже «шестидесятитысячник», на тот момент ТРЦ регионального формата, без преувеличения создавший в свое время «новый центр города» в Северном районе и превративший окраину в место притяжения.

Но, даже создавая «Московский проспект», мы осознавали, что он не вместит все наши идеи по созданию чего-то более глобального – города в городе, о чем мы мечтали.
В этом смысле очень важно, когда предприниматель показывает вектор развития и задает темп.

160517_0125

О режиме «нон-стоп»

Был один чиновник при Шабанове (Иван Шабанов, бывший губернатор Воронежской области – прим. ред.), у меня была с ним встреча, и он говорит: «Я уже десять лет работаю без выходных — с раннего утра до самого позднего вечера». Мой ответ был такой: «А как можно пробежать 10 км и, не отдыхая, пробежать новую десятку, а потом еще и еще? Значит так на работе выкладываетесь, что отдыхать не требуется». Потому что усердно и результативно работать без отдыха никак не получится.

О выгорании

Предприниматель – это образ жизни. Вам не нужно заряжать себя, ведь вы этим живете. Я не считаю, что предпринимателей нужно относить к какой-то особой касте выгорающих людей. А как же врачи, педагоги? Представляете, человек проработал 30 лет хирургом. Как вы думаете, много ли слов благодарности он слышит? За хорошее «спасибо» скажут немногие, а плохое припомнят трехкратно. Весь смысл не в выгорании – а в том, чтобы каждый день себя как Мюнхгаузен вытаскивать себя за волосы из болота. Знаете, есть такой «отмаз» у тех, кто не занимается благотворительностью. У них аргумент: «А все равно все разворуют». И этот аргумент служит им сказочным мотиватором для отказа. Они себе говорят: «Я бы занимался благотворительностью, но не буду, потому что…» По моему мнению, тема выгорания в любом деле — это такая отговорка перед обществом за нежелание качественно, на определенном этапе жизни что-то делать при наличии всех возможностей.

Я не считаю, что предпринимателей нужно относить к какой-то особой касте выгорающих людей. А как же врачи, педагоги?

О рабочем графике и лени

Я иногда позволяю себе ничем не заниматься, но редко, например, в воскресенье. Иногда могу выйти на работу попозже. А в целом мой график в разные периоды моей жизни менялся. Сейчас рабочий день у меня начинается около 10 часов, когда я приезжаю в офис. Но фактически рабочий день начинается с небольшим интервалом времени после того, как я проснулся и освежился, потому что многие вопросы приходится решать оперативно. В принципе я считаю себя невыездным сотрудником — я не люблю выезжать из офиса, хотя иногда приходится это делать в связи с общественными, депутатскими задачами или на какие-то встречи, мероприятия. А вообще рабочим днем я называю то время, которое я провожу в офисе. В офисе я провожу в среднем по восемь-девять часов пять раз в неделю, может немного меньше.

О полномочиях

Примерно 20% рабочего времени я провожу за решением ситуационных вопросов, которые требуют моего участия. Оставшееся время занимаюсь развитием предприятия. Даже если я все захочу проконтролировать, я этого сделать все равно не смогу. Поэтому я даю много обоснованных полномочий руководителям высшего звена, которые берут на себя ответственность. Это самостоятельные руководители, которые управляют самостоятельными предприятиями.

О полиграфе

Как на отдельные, особо важные позиции, связанные с безопасностью людей, например, на аттракционы, взять человека-наркомана? Как его вычислить? А полиграф вычисляет. В таких случаях полиграф – полезен. С точки зрения безопасности на наших объектах — это эффективный инструмент.

О праве на ошибку

Я оставляю за людьми право на ошибку. Важно только, чтобы человек ее осознавал, что-то выносил из этого опыта. Не могу сказать, сколько ошибок можно сделать, одну, две или десять. Бизнес – это такая череда: два действия правильных – одно неправильное, три правильных – опять одно неправильное. Кто эти ошибки совершает – люди делающие. Не ошибется тот, кто не делает, или же он так ошибается, что никогда этого не поймет — желания нет. Я тоже ошибаюсь. Без ошибок невозможно. Даже люди, которые работают со мной много лет, совершают ошибки. Но есть мотивы этой ошибки. Другое дело, когда человек совершает много разных ошибок и этого не осознает – здесь проблема.

DSC_1994

О рисках

В большинстве своем предприниматели всегда находятся в зоне риска. Завтра, возможно, придется заложить квартиру, чтобы открыть ресторан. Послезавтра будут какие-то другие непредвиденные расходы. Все просчитать нельзя, во всем всегда есть своя доля упущений. Когда я начинал бизнес в 90-е годы, то предложил одному человеку, тоже врачу по образованию, со мной начинать. Но он посоветовался со своим тестем, тесть посоветовался со своей дочерью, соответственно, женой моего потенциального партнера. И в итоге ответил: «Да как можно! А что мы будем делать, если завтра приедут бандиты?». Я: «А я еще на эту тему не думал» (смеется). Нельзя через розовые очки смотреть на все, но и излишне затенять не стоит. Думать надо, чтобы стратегически выверяться в действиях, не ошибиться с первичной концепцией, совместить возможности рынка, потребителей со своими — с точки зрения их преобразования. Конечно, все это требует грамотной проработки, но рассчитывать на то, что все пойдет четко по плану, невозможно. Ну а те, кто чрезмерно много анализирует, обычно идут в преподаватели (тоже нужное дело!), но никак не в предприниматели. Для бизнеса верен тезис: «Иди и не бойся».

О примере для подражания

Часто мы смотрим на людей как максималисты. Однако каждый человек обладает и положительными и отрицательными качествами. Надо уметь и в сотруднике, и в коллеге, и в чиновнике, и в примере-лидере рассмотреть те положительные черты, которые могут пригодиться, а сметать все сразу, рассмотрев только отрицательные стороны, не правильно.

Агентство бизнес информации ABIREG.RU (23.05.2016) специально для Премии Столля