Краевед Ольга Рудева об известных воронежских предпринимателях начала XX века


Участники:

  • Ольга Рудева – краевед
  •  Сергей Слабунов – управляющий партнер компании «Event»

Сергей: Третий выпуск радиопередачи «Столльник» посвящен мероприятиям, связанным с премией имени Вильгельма Столля. Гость в студии – краевед Ольга Рудева.

В этом выпуске мы узнаем, кто такой Вильгельм Столль, почему премия названа его именем, а также Ольга расскажет о других выдающихся деятелях нашей губернии конца 19 – начала 20 веков, когда слово «бизнес» еще не существовало.

Ольга: Следует понимать, что бизнес (так он назывался или нет) существовал всегда. Были деятельные люди, которые работали, извлекали прибыль и хотели жить лучше, чем все остальные.

Сергей: Почему в Воронежской области было принято решение назвать премию именем Столля? Что это за человек?

Ольга: Начну с того, что Вильгельм Столль – сын доктора, внук священника, который решил стать промышленником. И он стал промышленником мирового уровня. Помимо этого он очень увлекался спортом и занимался благотворительностью.

Сергей: Несомненно, это личность, которой стоит восхищаться, подражать и ставить в качестве примера.

Ольга: Фамилия Столль немецкая. Его семья переехала в Воронеж, когда Вильгельму было 2 года в связи с тем, что отец получил место главного городского врача. Мне кажется, что Столль был ребенком, которого интересовал не мяч, а механизмы. Это был юный механик. Он отучился в Рижском политехническом институте,  по наставлению отца отправился на стажировку за границу, вернулся в Воронеж и начал свое производство. Семья Столля принадлежала к «среднему классу». Начинал Вильгельм довольно скромно: коллектив из пяти рабочих, примитивная доменная печь и надо сказать, что дела шли хорошо. Уже в начале 20 века это было уже три завода.

Сергей: Как происходил переход от «кустарного» производства к трем крупным заводам? Каким производством они изначально занимались?

Ольга: В 1870 году было первое расширение производства. В Воронеже впервые использовался паровой двигатель, благодаря которым производились сельскохозяйственные механизмы: соломорезки, сенокосилки и так далее.

Сергей: Воронеж был и остается «флагманом» сельского хозяйства и получается, что Столль делали именно промышленные товары для обслуживания этой отрасли.

Ольга: Производство было вплоть до гаечных ключей. В моей коллекции даже есть ключ, сделанный на заводе Столля.

Сергей: Стоит упомянуть, что гаечный ключ лег в основу того наградного знака, который вручают номинантам премии Столля.

В чем заключался бизнес талант Вильгельма Столля?

Ольга: Он наладил производство, подобрал коллектив, умел договориться с людьми, разумно оплачивал их труд и оставлял средства для расширения. Как результат увеличение от пяти до 750 работников перед революцией. Изначально это было товарищество на вере, потом было первое в Воронеже акционерное общество. Заводы Столля строили в такой последовательности: на месте бывшего завода Ленина, завод в Челябинске (работает до сих пор), третий завод на улице 1905 года Трубочный завод. Он был запущен в связи с началом Первой мировой войны и необходимостью в боевых снарядах.

Сергей: Помимо того, что Столль занимался производством, у него были еще различные увлечения. Расскажите о них.

Ольга: Приехав в Европу, Вильгельм Столль увидел невиданный им ранее механизм. Это был деревянный велосипед, который он купил и повез в Воронеж, однако таможенники в поезде на какое-то время задержали  его, не поверив, что это экипаж для катания. На заводе была специальная зона, где рабочие могли бесплатно научиться кататься на велосипеде.

Сергей: Вопрос о том, привез ли Столль первым велосипед в Воронеж остается спорным.

Ольга: Этот вопрос стоит задать историкам, но никто другой в этом вопросе так не выделился.

Сергей: Можно сказать, что Столль занимался популяризацией данного спорта. Он привез велосипед и давал его в безвозмездное пользование.

Я слышал, что помимо трех заводов у Вильгельма Столля было порядка 80 разноформатных предприятий.

Ольга: Да, но они были своего рода обслуживающие и сервисные подразделения.

Сергей: То есть это выстроенная логистическая цепочка бизнеса, которая давала Столлю соответствующий экономический результат. А что происходило во время революции?

Ольга: Все потрясения начались задолго до революции. В 1905 году рабочие бунтовали, не смотря на хорошие условия работы и высокое жалование.

В прошлом году во время одной из моих экскурсий по улице Энгельса ко мне подошла женщина, которая рассказала, что ее дедушка работал на одном из заводов. Он был пьющим, поэтому жалование перед праздниками Столль отдавал его жене. Это говорит о том, что как руководитель он заботился о своих сотрудниках.

Когда в 1917 году начались основные неприятности, зять Вильгельма Столля поехал, забрал золотые слитки и привез их в Графскую, где они жили. Однако Столль велел отвезти их обратно, сказав, что рабочие скоро успокоятся.

Сергей: Что случилось с его заводами в период национализации?

Ольга: Все было национализировано. Под конец жизни Столль переехал на дачу своей жены в Графскую, где занимался благотворительностью и мастерил различные механизмы. После революции конфисковано было все вплоть до мебели.

Сергей: Был ли у Столля титул дворянина?

Ольга: Да, он был личным дворянином. Когда его дочь попросила вернуть самые необходимые и памятные вещи, это было беспрекословно сделано, так как Столля уважали даже при новой власти. У него даже была своя подпись «Дворянин-механик Вильгельм Столль».

Сергей: Вы упоминали про занятия Столля благотворительностью. Расскажите об этом подробнее.

Ольга: Это путь любого успешного в бизнесе человека. Столль считал незрячих людей самым незащищенным слоем общества. Он был участником воронежского отделения Мариинского попечительства слепых, где работала молодая учительница, которая стала его женой. Совместно они сделали приют для незрячих девочек, где их удочеряли, давали приданое и учили. Столль выписывал из столиц учителей массажа, пения, вязания, а на его даче была площадка, где молодые девушки выступали. На концерты приезжали люди из Воронежа.

Сергей: Столль был прародителем выездных фестивалей. А много ли воспитанниц было в данном приюте?

Ольга: Пять крестьянских девочек.

К сожалению, жена Столля рано умерла. Вместе они прожили год. Однако он продолжал участвовать в работе различных комитетах, которые требовали времени и контроля. Также на деньги Столля была построена глазная лечебница за училищем для слепых, которое на сегодняшний день является Краеведческим музеем. Далее был грандиозный по тому времени архитектурный проект. Сейчас это глазная больница. В нее были вложены деньги Клочкова и Столля, а сам проект делал Замятин и получил за него Орден Святой Анны 2 степени. В 1899 году дача в Графской была отдана под Детскую колонию русского общества охранения народного здравия. Ныне это детский санаторий в Графской.

Сергей: Вильгельм Столль охватывал промышленность, развивал сельское хозяйство, занимался социальными вопросами, двигал спорт. Не предлагали ли ему должность городской главы, например?

Ольга: Городскими головами были купцы, которые были активны в вопросах благотворительности.

Сергей: Однако у них были общие проекты, которые реализовывались?

Ольга: Конечно. В этих вопросах конкуренции не было, как и желания сделать что-то самостоятельно для своего PR. Каждый состоятельный человек старался сделать что-то полезное.

Сергей: Самостоятельно ли Столль руководил своими заводами?

Ольга: У него была замечательная команда. С конца 19 века Столль отошел от дел, жил в Графской и изредка приезжал в Воронеж посмотреть, как идут дела, которые вел управляющий.

Сергей: Столль создал свое акционерное общество. Пользовались ли акции популярностью?

Ольга: Он подтянул и европейский бизнес, поэтому были, в том числе и иностранные капиталы.

Сергей: Сложно на сегодняшний день найти подобные примеры разнообразного ведения дел.

Кто из современников достоин внимания?

Ольга: Семья Клочковых с заботой о техническом прогрессе, со строительством учебных заведений, приютов. Наше Механико-техническое училище построено фактически на деньги одного Клочкова.

Сергей: А чем занимался Клочков?

Ольга: У него было мукомольное дело, а благотворительность заключалась в содержании приютов и строительстве учебного заведения. На доме Клочкова, на улице Никитинской висит памятная доска, где изображен каравай хлеба, колосья и надпись: «В этом доме жила семья потомственных почетных граждан Клочковых».

Сергей: Кого еще Вы могли бы упомянуть?

Ольга: Безрукова. На доске его дома, на улице Кольцовской надпись: «Лучшая мельница России».

Также упомяну Крижова, чей бизнес нельзя назвать благородным. Крепостной крестьянин, который приехал в Воронеж и занимался вино-водочным производством. Его мечтой было строительство водопровода в городе, но воплотил ее только его сын, который после смерти Крижова побывал в Лондоне, купил необходимые материалы и запустил механизм. Данный водопровод был подарен городу с двумя просьбами: назвать его в честь отца и отдавать  10% дохода на образование детей из бедных семей.

Были еще купцы Нечаевы, которые построили училище на улице Никитинской, где обучали мальчиков из неблагополучных семей и давали им профессию: переплетное, сапожное дело. Также давали деньги на карманные расходы, чтобы отучать ребят от воровства.

Сергей: На мой взгляд, плохо, что мы не изучаем подобные примеры, а больше внимания уделяем западной практике. Хотя наши соотечественники делали невероятные вещи.

Мы уже узнали, на частные деньги строились лечебницы и городской водопровод. Какие еще примеры достойны внимания?

Ольга: Создавались приюты для маленьких детей и вплоть до вдовьего дома. Перед революцией существовал дом для вдов-дворянок. Тогда все мерялось по принципу: «Кто больше дал, тот богаче», но это было нормой, люди действительно хотели заниматься благотворительностью. Детские приюты строились в центре города на самой дорогой земле. В этом участвовали все. Создавалось ощущение, что воспитанием сирот занимались всем миром.

Сергей: Я был на одной из экскурсий в замке Ольденбургских и меня поразило то, что в приютах прививали любовь к труду. Дети понимали, что ничего не достается просто так.  Старшие воспитанники занимались воспитанием младших. Сегодня, как мне кажется, это проблема современных приютов.

Ольга: 100 лет назад люди понимали, что человек отвечает сам за себя. На примерах Столля и других дворян, крестьян видно, что ничего им не доставалось просто так.

Сергей: Есть ли у нас сегодня подобные примеры?

Ольга: У нас есть благотворители и достаточно крупные, но их деятельность не доходит до образования талантливых детей из бедных семей. Благотворительность направлена на школы, на высокоинтеллектуальные встречи. Сейчас она направлена на то, чтобы умных делать умнее.

Сергей: Цикл наших передач посвящен премии про предпринимательство. Мы много говорили про благотворительность. Получается, что эти вещи взаимосвязаны.

Ольга: «Чем лучше живет предприниматель, тем лучше живет общество».

Записала Галина Сулима

Радиоэфир Mediametrics 4 мая 2016 специально для Премии Столля